Почему женщины боялись погибнуть в мужских трусах

В этой статье психолог Евгения Дворецкая отвечает на вопрос «Почему женщины боялись погибнуть в мужских трусах?».

Советские женщины внесли большой вклад в победу на немецко-фашистскими захватчиками в годы Второй мировой войны. Они не только работали на заводах, осуществляющих производство военной техники и вооружения, а также обмундирования, но и участвовали в боевых действиях. Женщины, принимавшие участие в боях, сражались наравне с мужчинами и с такой же остервенелой жестокостью проливали кровь на полях сражений.

— Нет уж, пойдемте-ка со мной! Вы разве не видите, что я поднимаюсь на хоры! Поднимайтесь, мы пришли.

Знаете, что я обнаружил на тех хорах? Стол, обильно уставленный мясными кушаньями и сладостной для взора пирамидой бутылок! А также трех монахов, трех послушников и девицу восемнадцати лет, показавшуюся мне ангельски прекрасной. Я покорился своему проводнику. Предводителем этого веселого собрания являлся отец Казимир.

— Добро пожаловать, отец Сатюрнен, — весело обратился он ко мне. — Отец Андре поручился мне за вас. Несколько слов о том, как мы здесь живем: ебемся, едим, веселимся и пьем — таковы наши занятия. Чувствуете ли вы расположение к подобному образу жизни?

— О, боже, да! — воскликнул я, — вы увидите, ваше преподобие, что я не бесполезен для общества. И если не требуется ничего иного, кроме того, о чем вы только что сказали, предамся этому столь же ревностно, не отставая от остальных, — я повернулся ко всей честной компании, — не преуменьшая при этом заслуг вашего преподобия.

— Что ж, тогда вы наш человек, — сказал отец Казимир. — Присаживайтесь здесь, между этой очаровательной крошкой и мной. Итак, откупорим бутылки в честь нового святого отца! Ваше здоровье!

И мы начали пить. А пока мы опустошаем наши бутылки, чтобы читателю было чем заняться, почитайте-ка вот что:

Отец Казимир был среднего роста, смуглолиц, с брюшком прелата. Не того прелата, что по словам Жана де Лафонтена, являющегося проклятием Божьим, лицом худощавого, телом тщедушного и страдающего бессонницей, — а настоящего наломана, круглого, с большим животом любителя покушать. А его похотливые дикие глазки, оживлявшиеся исключительно при виде красивых мальчиков, казалось могли выебать вас. Когда сей бугр входил в период спаривания, он бил копытом. Его страсть к противоестественному наслаждению была столь велика, что даже савояры шарахались от него. Однако он с ловкостью заправского птицелова всегда ловил нужных ему птичек. Он был модным, хотя и бездарным писателем, острословом, язвительным критиком и безвкусным льстецом. Его комплименты всегда были слишком тяжеловесны, а иронические замечания слишком грубы. Его имя стало известным благодаря нескольким сочинениям, хотя те, кто поносил потом эти произведения сделали себе славу куда лучше. Тем не менее сомнительный успех его брошюр примирил его с беспорядочными нападками, которые сыпались на него от недовольных авторов, которых он злобно критиковал когда-то сам. Следует, однако, заметить, что эти авторы имели все основания пасть жертвами своего же гнева, поскольку, хотя критические статьи выходили под его именем, несчастному святому отцу часто приходилось прикрывать этим именем находившихся под его опекой молодых людей. Он тщательно взращивал юные таланты, знакомил их с предметом, распределял материал, просматривал готовые произведения, отдавал их в печать и вкушал плоды, каковые, правда, иногда оказывались весьма горькими. Однако это не так уж сильно расстраивало его, ибо подобно скряге, открывающему свои сундуки и упивающемуся при этом порицанием окружающих, он довольствовался насмешками, которые вызывал у публики за счет авторов, издевавшихся над ним в своем кругу.

Литературные занятия отца Казимира грозили стать препятствием для его сладострастной натуры, если бы он не нашел средство удовлетворять себя, не выходя из кабинета. Средство сие заключалось в том, что он удовлетворял свои потребности с помощью тех же юнцов, что создавали для него его произведения. Если мальчик был услужлив и доставлял отцу удовольствие, тот в качестве награды предлагал ему свою племянницу, и сия любезная девица весьма охотно расплачивалась по счетам своего дорогого дядюшки. Среди прочих свои услуги оказывал отцу и монастырский привратник, и так же в свою очередь имел право на вино, мясо и вышеупомянутую племянницу. А хоры предпочли всем другим местам для проведения собраний, потому что, как мне сказал отец Казимир, никому и в голову не придет разыскивать нас в церкви. С другой стороны мы все слишком заняты, чтобы участвовать в регулярных обязательных мессах, и подобная набожность затыкает рты болтунам.

Несмотря на заботу, которой отец Казимир окружил своих учеников, пестуя их таланты, он постоянно терял кого-нибудь из них. Честно говоря, многие из них, вспоминая о своих обязанностях, вместо того чтобы испытывать признательность, платили ему черной неблагодарностью. Эти дезертиры использовали против святого отца оружие, которое он же сам обучил их применять против других. К примеру один из них состряпал на него сей сонет, который следует сохранить для будущего потомства наряду со знаменитым сонетом Дебарро.

Приходилось женщинам и вытравливать вшей. Они были повсюду: и в волосах, и в одежде, и в постельном белье. Счастливицей считалась та, кому волосы не состригали, а обрабатывали жгучей смесью. Волос становилось в два раза меньше, но они все-таки были.
Вместо прокладок можно взять газеты.Главное не использовать первую полосу с портретом вождя


Из-за постоянных стрессов и голода у многих женщин прекращался менструальный цикл. Месячные могли отсутствовать не только месяцами, но и годами. Воспринималось это только как плюс, потому что выживание требовало концентрации внимания совсем на других вещах.

В то время не было не только прокладок, но даже обычные тряпки из старого постельного белья были в дефиците. Женщины с жгучим стыдом вспоминали то время. Особенно те, кто воевал, испытывали жуткий дискомфорт:

Использовали в критические дни и газеты. Важно было только не брать первые страницы с портретами вождя или же старательно прятать от всех отходы. Если не было газет, использовали листья лопухов.

Понимая, что терять нечего, брызнула в лицо офицеру грудным молоком

Несмотря на тяжелое время, женщины беременели и рожали. Количество изнасилований зашкаливало, причем насиловали и чужие, и свои. Вопрос контрацепции был более чем актуальным.

Как противозачаточное средство использовали небольшие кусочки ткани, пропитанные смальцем, которые вводили глубоко во влагалище. Это был импровизированный прототип влагалищной диафрагмы. Конечно, уровень защиты был невысоким…

Во время войны женщины часто не могли выносить ребенка, на ранних сроках случались выкидыши. Показатели материнской и детской смертности были огромными. Беременности и роды пленниц концлагерей — особенно трудная тема. В некоторых концлагерях на молодых и беременных женщинах проводились нечеловеческие эксперименты по стерилизации самыми разными методами.

Но вместе с тем, в воспоминаниях военного времени можно найти много невероятных историй о родах со счастливым концом: а ведь рожали в поле или в санях по пути к акушерке, а из инструмента был лишь тазик с горячей водой.

Вырастить и выходить ребенка в условиях военного времени было сложно, но женщины старались изо всех сил. Из воспоминаний жительницы Могилева:

Работали женщины с утра и до ночи, порой детей не с кем было оставить. Поэтому малыши взрослели быстро:

Да и сами молодые девушки повзрослели не по годам, пропустили свое девичество и время мечтаний. И все же иногда можно было увидеть, как боец, наперевес с автоматом, заходит в лавку и просит продать ей конфет. Или, звеня медалями, вскакивает на стол, увидев маленькую мышку.

В душе каждой из этих женщин жила маленькая ранимая девочка, которой просто нельзя было плакать, пока не кончится война.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector